muramur: (Default)
За делами, нужными и ненужными, я совсем забыла, что совсем недавно писала вам тут рассказы. И даже фантастику. Возвращаюсь потихоньку к мирной жизни. Вот вам рассказ.

Я с горечью и болью посвящаю его Лесу, который был ещё в июле, и которого нет сейчас. И всем его обитателям. Я очень надеюсь, что их сложный мир сумеет возродить себя.

Здесь рассказ про лето, которое с нами было ещё совсем недавно )
muramur: (Default)
Что, давненько я не рассказывала здесь что-нибудь эдакого фантастического-антинаучного.

Ну вот вам. Не столько фантастика, сколько...

С некоторых пор государство нашло золотую середину между желанием людей избавляться от нежеланных плодов секса и стремлением не убивать нерождённых детей )
muramur: (Default)
В комментариях к моему последнему фантастическому посту многие сокрушались, что нет хеппи-энда и вот я решила написать про героиню, потерявшую Ненастояшего Валентина, дальше. И чтобы у неё был хэппи-энд. Должны же быть истории со счастливым концом. Хотя бы и фантастические. Про любовь, конечно.
Итак, ещё один фантастический рассказ про

Остров Уродов )
muramur: (Default)
– Знаешь, милый, пожалуйста, не приглашай Павла и эту его… – Я всё-таки решилась категорически отказаться от присутствия на нашем празднике этих людей.
– Я всё понимаю, родная, но я очень подружился с Павлом в последнее время. Да и на работе – он просто незаменимый товарищ, он так поддерживает меня. Все знают о том, что у нас с тобой дата, все меня поздравляли. Будет странно не позвать Павла.
– Ты же сам говорил, что он не ходит никуда без этой своей… – Я решила быть твёрдой в том, в чём совершенно уверена и что затрагивает мои самые важные убеждения.
Далее фантастический рассказ на 14 тыс знаков )
muramur: (Default)
Я давно хотела написать этот рассказ, как и обещала подруге, наведшей меня на эту мысль. Два года уже, наверное, собиралась, и вот пишу.
Не буду утверждать, что это просто проза, хотя, может, тут и есть неточности для тех, кто лично знал прототипов. Имена я почти все изменила, понятное дело. Фамилию погибшей девушки вообще никак не обозначу, чтоб нечаянно не задеть любых возможных однофамильцев.

И для эпиграфа почему-то, справедливо ли нет, просится вот это, из школьной программы:
"Ни сказок про вас не расскажут,
Ни песен про вас не споют".

Итак, длинный, тяжёлый, правдивый рассказ, как раз для Страстной недели,

Про Красивого Человека )
muramur: (Default)
Я говорила, что буду писать о том, что видела в последние месяцы своей жизни.
Так вот.
Пожалуйста, воздержитесь от грубых комментариев, даже если в вас вскипит что-то идеологическое. И с той и с другой стороны. Может, я ошибаюсь, но мне кажется, что это пост сострадания.
Текст большой и тяжёлый, в смысле в нём много непозитивного, поэтому снова предупреждаю:

Беременным и впечатлительным читать не надо ).
muramur: (Default)
Вот я как всегда – у меня тут самые что ни на есть угарные дни, монтаж выставки, вчера домой пришла в 11, а мне вдруг с утра пораньше хочется написать о чём-то совсем к делу не относящемся.

Хотя кто знает, что в этом мире к какому делу относится, а что нет.

Вот, например, мы все от кого-то в нашей жизни и в каких-то определённых случаях ожидаем верности и привязанности, и принимаем её, как должное. А это нас зачастую подводит. И, не получая ожидаемого от тех, кто должен быть, по нашему разумению, нам предан, мы страдаем. А бывает и наоборот. Мы вдруг понимаем, что какие-то совсем не предназначенные для преданности существа привязались к нам, и, блин, теперь за них приходится отвечать.

Я собственно о чём – поосторожней с преданностью. Она, как тот дух, который дышит где хочет, возникает и исчезает сама по себе, она, пожалуй, ещё ранимей, чем любовь, хотя иногда умирает последней – вот даже любви уже нет, а преданность, многократно поруганная и отвергнутая, всё тщится приподнять голову и сказать: « Я же с тобой, я всегда, если что, ты меня зови…»

Это я тут как-то так высокопарно, а на самом деле я хочу рассказать всего-то навсего про кошку. Про кошачью верность.


А вы говорите – собаки )
muramur: (Default)
У сильных мужчин есть множество страхов, таких же сильных, как они сами. Множество. Например, сильный мужчина боится метро.
- Я не пойду в метро! - говорит сильный мужчина, - возьмём такси!
- Здесь две остановки, - отвечает ему женщина, - пожалуйста, я не хочу такси, в такси плохо пахнет и за рулём сидит чужой мужик!
- А в метро много мужиков и все чужие.
- А в метро я их как бы не вижу, а в такси он третий с нами.


Сильный мужчина идёт в метро, сцепив зубы. Вечер выходного дня, и там совсем немного людей. Но за две станции мужчина ежесекундно мрачнеет, и его глаза наливаются кровью. Уже на эскалаторе он тяжело дышит, открывая рот, как большая собака, и весь покрывается испариной.

Женщина стоит ступенькой сверху и с надеждой смотрит на полукруг выхода, потом снова на метрострадальца. Снизу по лестнице, виляя задами, быстро идут две странные фигуры - какие-то большие странные чрезмерно накрашенные бабы. Когда они проходят мимо, одно из этих существ говорит жеманно:
- Мууущщщиии-и-иина! Паа-ааастаранииитесь! - это два пухлых, здоровенных, ужасных на вид трансвестита, они торопятся выйти к плешке или ещё куда там ходят они вечером на Китай-городе.

Муу-уущина в шоке, он остолбеневает и пошатывается на своей ступеньке.
- Ктооооо это? - уже почти со слезами вопрошает он.
Теперь он будет уверен, что метро полно патологических монстров, хотя женщина знает, что ему просто "повезло", как "везёт" всем, кто чего-то боится.

Мужчина злым решительным шагов выходит из метро и тут же берёт такси - они едут на нём последние 500 метров, как бы назло. Женщина чувствует себя виноватой. Потом мужчина хочет немедленно лечь, но не может снять ботинки - на шнурках узлы. Он ругается и дёргает их, а женщина стоит и смотрит.

- Давай я.
- Ещё чего, с ума что ли сошла.
- Да я развяжу.
- Ещё чего.

Он снова дёргает шнурки и страшно ругается, причём не на шнурки, а на метро. Женщина стоит рядом в трепете, и вдруг решительно садится на корточки, лупит с размаха мужчину по рукам и единым движением развязывает ему узлы на шнурках.

Мужчина снимает ботинки и садится на кровать.
Он бы сейчас поплакал, но сильные мужчины никогда не плачут, верно?
muramur: (Default)
Ей приходится каждый раз что-то выдумывать, чтоб не ночевать дома. В гости к подруге, навестить пожилую родственницу, заночевать у коллеги поближе к офису, потому что аврал - она уже по дороге к нему специально ещё раз звонит домой, и чтоб голос звучал как бы так, расслабленно, ничего особенного, ну вы как там, все уже поужинали, всё в порядке, и я в порядке, да, спокойной ночи. Уф, она знает, что перезванивать ей никто не будет, может им, в сущности, не так и важно там, будет ли она сегодня дома, а ей важно быть с ним, хотя бы раз в неделю добираться до него, она изнемогает в ожидании вечера, когда сможет быть у него. Ведь это бывает только с ним, больше никогда, ни с кем, ни разу не было такого, как это получается с ним. Дома у неё уже давно своя собственная кровать, она спит в ней одна, а если бы и не одна - то в этой кровати ну совершенно неудобно, как-то всё бестолково так получается, как-то неполноценно, никакой глубины, никакого тепла.

Она покупает самое красивое бельё, сорочки, тонкие, льнущие к телу, душится духами чуть-чуть, чтоб пахли волосы, плечи, это важно, да.

Он ждёт её, стелет чистые простыни, да, было бы отлично, если бы она могла бывать здесь чаще, но он понимает, ей приходится как-то изворачиваться, чтоб приехать, а может, забрать её сюда насовсем, думает он, ведь бывает же так? Хотя его тут же начинают одолевать сомнения - а вдруг, если она будет здесь каждый день, то так у них уже не будет получаться, а у них это получается на самом деле невероятно. Это не так уж просто, найти такую женщину, с которой это было бы так, как с ней - думает он, чтоб вот так тела совпадали, каждая впадинка принимала бы каждую выпуклость, чтоб раз - и погрузиться, забывая про всё, что остаётся во всём остальном мире. А если они привыкнут друг к другу, думает он, то не появится ли что-то, что будет раздражать, мешать, не захочется ли отдохнуть, избавиться, заменить, наконец? А так они встречаются редко, они ещё не успели даже попробовать все позы, в которых можно делать это, хотя, конечно, у них уже есть любимые, вот например когда они лежат, как две ложки, или когда она, лёжа на спине, перекидывает ноги через его согнутые колени, будто сидит на них, а он обнимает её, как малыша и прижимает её голову к своему плечу, словно утешая.

После того, как она звонит в домофон, он всякий раз стоит, ожидая её, на лестничной площадке, снимает с неё пальто, отряхивая растаявший снег, гладит по волосам. Она почти сразу же идёт в спальню, они почти не разговаривают, да и к чему - на разговоры у них нет времени. Она раздевается и ложится в постель, она отворачивается к стене, чтоб слышать самые чудесные звуки - звуки того, как раздевается мужчина: лязг ремня, звук снимаемых и сминаемых джинсов, вот он бросает их на пол, пряжка стукается об пол.

Он смотрит на то, как она лежит, на её затылок, на лямочки и ложбинки, он набирает в лёгкие воздуха, ложится рядом. Он прижимается к ней всем телом, он поворачивает её и прижимает её голову к своему плечу, он выдыхает, дуя ей в волосы, потом снова дышит, она недолго думает и тянет руку, чтоб тоже обнять его, они оба согреваются, прижимаются друг к другу так тесно, как только возможно, забывают все свои горести и засыпают до утра так, как они могут спать только друг с другом.
muramur: (Default)
Более несуразного существа, казалось, в жизни мы не встречали. К тому же в том возрасте, в котором мы были тогда, мы придавали особенное значение внешности и своей, и чужой – и мы шушукались и хихикали, когда она проходила быстрым шагом, наклоняясь вперёд так, будто уже вот-вот упадёт, по школьным коридорам, наша Жирафа – только так мы её и называли, порой даже, обращаясь к ней лично, еле успевали закрыть рот после почти уже вылетевшего «жи...»

Нет, ну представьте себе даму неопределённого возраста, но вполне определённо двухметрового роста, вся фигура которой будто бы оплыла к ногам – головка у неё была крошечной, с какими-то нелепыми кудельками, сидела эта головка на длинной печальной шее, потом сутулились узкие круглые плечи, потом всё это сооружение длилось, длилось и выплывало в непомерно широкие, неуклюжие бёдра, зиждившиеся, в свою очередь, на толстых столбообразных ногах. )
muramur: (tree)
Когда мы только приехали жить в тот дом, вокруг него был пустырь. Двенадцать соток пустыря. Козы прежних хозяев сожрали даже жалкие кусты ивняка, который сам собой пробился возле забора.
Мне было тоскливо, как тоскливо бывает всегда, когда сам себе назначил перемены, сам их осуществил и теперь надо привыкать, отступать нельзя, а всё не так, всё не так как было раньше. Я тосковала по подмосковным дачным зарослям, по кустам сирени, по всей той жизни, которая пропитала меня за предыдущие годы, а теперь должна была бы потихоньку выветриться и замениться новым раствором.

Дальше, много буков )
muramur: (Default)
В жж настало очередное увлечение флешмобами, а дайте мне год, а дайте мне тему, а дайте мне продолжить.

Давайте я скажу одно слово и это слово будет "ОДНАЖДЫ" и вы мне скажете : "однажды...

Однажды мы в Израиле взяли такси, и таксист была женщина. Это было в Эйлате, была жара, такси ехало не очень быстро, по городу, но под колёса ему бросилась собака. Раздался хруст, совсем даже негромкий, машина сразу же остановилась, мы все выскочили из неё, но собака была уже мертва, а крови не было. Её хозяин подбежал и он ничего не говорил, а только смотрел... а таксистка заплакала.
Собака была песчано-жёлтой, как весь этот город.


Однажды мы весной сидели на крыше, мне было страшно, там были двое мужчин со мной, один молчал, а другой говорил без умолку и прихлёбывал пиво из бутылки, а я боялась, что кто-то из нас упадёт. Была ранняя весна и под нами топорщились голые ветви деревьев.
Было страшно, потому что под ногами была пустота.


Однажды на улице ко мне и моей подруге подошёл человек с безумными глазами и сказал, что он учёный и придумал рецепт конфет счастья. Он уверял меня, что если мы пойдём к нему домой, он даст нам по такой конфете и всё, что мы загадаем, сбудется. И мы пошли к нему домой.
Создатель счастья жил в одной комнате с женой и двумя детьми, маленький стоял в кроватке и ныл.
У жены было очень усталое лицо. Она ничего нам не сказала, вообще.
Бородатый человек выдал нам по карамельке с заговорщицким видом, и мы их съели.

Я не помню, что тогда загадала.

Однажды я достала из почтового ящика письмо, в котором мой дядя писал нам всем - маме и мне, и брату, что за бабушкиной могилкой они хорошо ухаживают и недавно, наконец-то, поставили постоянную ограду и крест. Я побежала в дом с этим письмом и уже там разрыдалась. Я целых полгода до этого писала бабушке письма, думая, что она не отвечает, потому что не видит и руки не слушаются.
Мне не сказали о её смерти, потому что я ждала ребёнка.


Однажды из-за поворота реки Хопёр, где мы жили летом в домике в лесу, далеко от деревень, так вот, однажды из-за берега выскользнула лодка, в ней сидели четверо - мужчина, женщина и двое детей. На носу лодки торчал флагшток, сделанный из удочки, а на нём - зелёный флаг.
Я, помню, подумала, что эти люди и есть те, кого называют счастливыми.
На самом деле мы там, в этом доме, тоже были счастливыми.

Однажды...
muramur: (Default)
Они лежали в постели "после", курили, смеялись и пили что-то, кажется, портвейн с кипятком, в общем всё как полагается, когда хорошо. Они ещё ни о чём не договорились, но оба знали наверняка, что всё будет, всё уже будет гладко и без помех, как ещё никогда в жизни не бывало, на этот раз да, когда-то ведь надо решаться на это. Она уже знала, что он спросит, и она ответит "да", потому что он её муж, как-то это свыше откуда-то пришло, не просто "а что, если", а "никто иной", и вот это, пожалуй, и было главным.

Они оба были слегка пьяны, он улыбался, гладил её по волосам, ты моё счастье, да, ну скажи мне "оставайся со мной навсегда" и у меня не будет выбора.
- Знаешь, я вот мог бы тебе сказать, что хочу, чтоб всегда так было.
- Да.
- Я хочу, чтоб всегда так было. Только будет нечестно, если я тебе не скажу одну вещь.
- Да.
- Знаешь, ты должна знать вот что - если Аська когда-нибудь вернётся, понимаешь, она всегда сможет забрать меня обратно, вот что. Сейчас у меня только ты, и я хочу, чтоб ты была моей женой, но я хочу, чтоб ты это понимала. Я всегда буду о ней думать, понимаешь, всегда. А теперь ты скажи, ты будешь моей женой?
- Да.

Когда через восемь лет она уходила от него, забирая сына и уезжая совсем, совсем далеко, и всё уже было решено, они сидели и снова курили, и пили портвейн - он так, она с кипятком.
- Послушай, на самом деле он и всё это уже потом пришло. Просто всё это время, как треснуло тогда по цоколю, так все эти годы и проседало, понимаешь. Я всегда, всегда как-то так знала, что такой день может прийти, что мне нужно будет всё потерять, ты меня честно предупредил, я жила с этим. И я сама для себя где-то так решила, что можно - чтоб это не навсегда. Вот сейчас тебе говорю об этом.
- Ты это вообще о чём?
- Ну, помнишь, ты мне сказал тогда про Асю, что ты всегда будешь готов к тому, что она может захотеть вернуть тебя и ты...
Он смутился и впервые за многие часы их прощальных бесед посмотрел ей в лицо:
- Я... я вообще... я такое сказал когда-то? Я... послушай, я вообще этого не помню. Какая к чёрту Ася? Где эта Ася? Кто она? А ты...здесь...и ты...

И он заплакал, так, как всегда запрещал плакать своему сыну - ведь мужчины никогда не плачут, и никогда не говорят лишнего.
muramur: (Default)
Девочки встают утром. Вчера девочки весь день раскрашивали стены в квартире. По полу разбросаны краски. Девочки смотрят на то, что получилось и сходятся во мнении, что получилось хорошо. Приходили ещё девочки помогать. Верней, приезжали на велосипеде. Все девочки, которые были дома, выскочили на улицу, чтоб посмотреть и обсудить новый девочкин велосипед. Какая рама, говорят девочки, у, сила, говорят девочки, сколько стоил, спрашивают девочки, амортизаторы, говорят девочки, дай-ка прокатиться кружок по двору – деловито требуют девочки. Как ты возишь свою девочку, вот в этом сиденье? Ну да, но скоро ей будет пять лет, моей девочке, я и ей куплю собственный велосипед, будем ездить рядом.

Дальше, много буков )

Profile

muramur: (Default)
muramur

December 2012

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 31     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:44 am
Powered by Dreamwidth Studios