muramur: (Default)
Несмотря на то, что Посёлок Пролетарий на это лето уже себя исчерпал, продолжаю воспоминания о нём.

В тамошних краях принято вместо глаголов прошедшего времени употреблять какой-то страдательный залог. Например: дрова у нас уже куплены. Полы уже намыты. На рыбалку съезжено. И так далее.

Брат мой 1000mhz (ссылку делать лень), посетив когда-то те края, в задумчивости сказал кошке:
- Если тобой на стол ещё раз будет залезено, тебя будет схвачено и как следует отлуплено.

.............................................................................................
Как-то ещё в те годы на заре туманной юности, когда мы жили ТАМ, сказал мне кто-то, что в Посёлке Пролетарий есть прачечная. Находится, как полагается - за общественной баней. (Пролетарская общественная баня - это тема для отдельного эссе).
Я возликовала. И это было не мудрено, ибо в моём доме не было и нет ни воды, ни канализации, ни, конечно же, стиральной машины, и стирать там приходилось, нося воду из колонки и жамкая ручками, ручками в корыте. Я расфантазировалась, что по крайней мере постельное бельё теперь буду носить в прачечную и забирать чистое и выглаженное.
По указанному адресу, действительно, находилось заведение, на табличке у дверей которого было написано отнюдь не Институт Культуры. Однако, когда я вошла туда с большим пакетом белья, у меня там состоялся следующий диалог:
- Здравствуйте, здесь прачечная?
- -Да, прачечная.
- Вот, бельё вам принесла стирать.
- Бельё? Постельное? А чё, сама что ль постирать не можешь?
- В каком смысле? У вас ведь тут...ээээ... прачечная?
- Прачечная.
- Я вам бельё принесла. Постирать.
- Дак ты чё, девка, без рук сама-то, что ли? Ты почему сама бельё не стираешь?
- Нет, простите. У вас тут прачечная?
- Прачечная.
...И так далее. В конце концов бельё я их вынудила стирать, но потом доолго ещё какие-то незнакомые женщины в посёлке показывали на меня пальцами и морщились.
muramur: (Default)
Я, если кто не знает, сейчас (то есть в течение июля) живу в Посёлке Пролетарий (это фактически уже бренд). Это замечательный посёлок под Новгородом Великим, уже благодаря мне вошедший в историю. Кто не читал пока пролетарских историй, но хочет этого, посмотрите мой журнал за прошлый июль - в это время года я пишу пролетарские истории, и это, боюсь, то, ради чего вообще этот журнал стоило бы читать.
Сейчас будет ещё одна, которая, в некотором роде, приквел (ой! ничего неприличного не сказала?), так как опишет самое начало моей пролетарской жизни, доисторические, так сказать, времена.

Итак, однажды...  )
muramur: (Default)
Мир снова чуть-чуть повернулся, стал немножко другим - зелёным, жарким, сонным, тихим.
Снова какие-то старые, "дачные" книги, прочитанные когда-то, лет 15 назад. На этот раз затёртый уже до дыр, заученный наизусть томик Воннегута. Всё та же "Бойня № 5".
"Дай мне, Господи, душевный покой, чтобы принимать то, чего я не могу изменить, мужество изменить то, что я могу изменить, и мудрость - всегда отличать одно от другого."
Хорошая книга тем хороша, что каждый раз понимаешь её чуть-чуть по новому.
В сонной тишине читаю о бессмысленной войне и смертях, всё это написано так, что нет плохих и нет хороших, нет убийц и их жертв, нет сиюминутного.
Если бы Воннегут писал в жж, ему сказали бы, что он циник, всё высосал из пальца и спекулирует на несчастьях человечества.

Совсем недавно (это ведь было совсем недавно, в июне, а кажется - год назад), в Кёльне возле собора ко мне подошёл старый-престарый дедушка, лет 90, то есть вы понимаете...
И вот он со старческим жаром заговорил со мной по немецки. Мне было понятно, что он говорил, и я кивала.
"Посмотрите наверх - говорил он. Вот, собор, видите, на нём следы от снарядов. Он весь изранен. Понимаете, его обстреливали с этой стороны - эта сторона западная. Англичане и американцы! Посмотрите, что они сделали с нашим собором!"
"Криг, - говорил он, - криг!" И я кивала, но молчала, потому что не могу говорить по немецки.
А потом он вдруг задумался и спросил - а Вы откуда?
- Из России, - ответила я.
"Понятно, понятно", - старичок смущённо поклонился и ретировался.
А я ещё долго стояла и смотрела ввысь, на громаду собора, с той стороны, которая при артобстреле была наиболее опасна.

Когда мы только приехали сюда из Москвы с Ксой и братьями Демиургом и 4001, я им буквально проездом показывала свой дом и сад...и вдруг посмотрела на всё чужими глазами. Я рассказывала, сколько лет тому или иному дереву, а они удивлялись, что всё так быстро выросло в довольно большие деревья.
А потом они уехали, а я снова вспоминала и сама удивлялась, как из прутиков выросли вот эти деревья, кусты жасмина, туи, яблони.
Здесь было голо, просто дом и вытоптанная трава вокруг - а сейчас тут запущенный, но сад. Вот ива, выросшая из веточки, пустившей корни на Вербное Воскресенье, вот облепиха - у меня есть фотография, на которой Дашка стоит,годовалая, в трусах, возле прутика - теперь это дерево. Вот огромные цветущие кусты под окном. И всё это посадила я.
И мне от этого не то чтобы радостно, но вот, теперь я могу думать, что за мной останутся пусть не ряды лесов, но вот эти 20-30 деревьев уж точно будут стоять за моей спиной и, когда настанет нужда, обступят и прикроют своими ветвями.
muramur: (Default)
Ну и последнее кладбищенское. Вы уж меня извините. Больше не буду вас мучать. Но без этого рассказа моя кладбищенская серия будет неполной. Предупреждаю – это как раз тот случай, когда без ненормативной лексики не обойтись, поэтому её здесь будет много.
Итак, начало сцены такое же. Кладбище. Веночки. Облачка. Я в виде декорации (или театрального критика), спрятавшись за цветами и камнями, вижу и слышу, как по дорожкам между могилок идёт парочка. Они в таком неопределённом активном возрасте, компактненькие, загореленькие, она – крашеная блондинка, вид озабоченный. Сразу такое ощущение, что эту парочку связывает не столько половые, сколько деловые отношения. Наверное, машину «девятку» где-то у дороги оставили. На аварийке. Может, запчастями вместе торгуют. Или трусами. Или колбасой. Но и трахаются по совместительству. Он в руках несёт букет каких-то бешеных цветов, что-то вроде георгин. Ищут могилу её бывшего. Мужа? Может, тоже партнёра по мелкому бизнесу. «Мужика», одним словом. Ищут и найти не могут. Мёртвые трепещут.
- Да вот здесь он должен быть!
- Да нет, вон там он был, я те говорю!
- Да вот здесь!
- Да ты бля не помнишь где нах твой мужик лежит!
(Хор мёртвых: «О горе бедному!»)
- Да помню я пошёл ты нах!
- Да сама пошла!
- Заткнись йобаныврот!
- да твой мужик бля вапще пидарас был сукин сын бля чё мы тут долга хадить бля нах будем Колян уже ждёт!
(хор мёртвых: «Колян-то подождёёёт!!!»)
- Подождёт твой Колян!
- Кто Коляну бабок-т должен? Я что ль? Ты бля сама сука нах ты не помнишь бля где твой мужик лежит! Держи свои сраны цветы! – Кидает их об землю.
- Да пошооол ты!!! Сам ты пидарас!!!! Подхватывает цветы и кидает ему в рожу.
(Хор мёртвых со вздохом переворачивается в гробах)
- Ой, вон кажется он!
- Точно я ж те говорил два ряда вправо, а ты тууута, тууута!
- Ой да помолчи уж!
Бабёнка встаёт перед памятником навытяжку и вдруг неожиданно нежным, тонким голоском начинает выть:
«Ой, милый ты мой ненаглядненький, да ты моё сооолнышкаааа, да как же я без тебя живу-то на свете…..ой милый мой единственный незабываааемыыыый!!!!!»
Её спутник с важным чопорным выражением стоит в двух шагах, букет держит двумя руками с самым наисерьёзнейшим видом.
- Давай! – говорит она, берёт букет и кладёт его на холмик.
(Мётрвые тихо рыдают)
После этого она смотрит на часы, берёт спутника под руку и они удаляются, бубня:
- Я те говорила я те говорил я теговорила йобныврот…..

Моя мама, надеюсь, слыша это, смеётся. Нам с мамой не привыкать. Тут нам не Пер-Лашез.
muramur: (Default)
У местных жителей принято, приходя на кладбище, громко разговаривать с покойниками. Рассказывать им новости, кто умер (как будто покойник и так с ним ещё не повстречался), кто ещё не умер (то есть кого надо ждать в ближайшее время), кто женился, кто родился. Причём, вероятно, что при жизни с человеком не особо-то и разговаривали.
Слышать эти монологи поначалу было странно. Федя как-то спросил – что они их, живыми, что ли, закопали?
Как-то, как обычно, лежу на своей лавочке, готовлюсь к вечности, смотрю на облака, на луну, на солнце, слышу – мимо, по дорожке – топ-топ-топ!
Идёт бабка. Или тётка. Такая, мощная, с кошёлкой. Деловито проходит к одной из соседних могил. И начинается:
- Ох, Вася, Вася, что ж ты так зарос-то!!!! Ну как тебе не стыдно!!!
И начинает мощными своими лапами бурьян на могиле рвать. А Вася как будто виноват, честное слово!
- Ой, Вася, ну ты как всегда – зарос ты, бессовестный, разве ж так можно, совсем зарос!
Ужас, готы отдыхают! А я тоже лежу на своей лавочке, притихла, слушаю. Потом она всего Васю обполола, встала прямо и давай голосить:
- Вася, Вася, на кого ж ты меня покинул!
Небось этого Васю сама придушила как-нибудь нечаянно, такими-то ручищами! Так я и представила этого Васю, маленького, тщедушного, пьяненького, несчастного… неопрятного, заросшего.
Потом прополола Васю, поругала ещё, идёт мимо меня. Говорит деловито:
- А вы-то чьи тут будете? Кто тут у вас? Что за цветочки? Почём за крест платили?
Приходится с важным видом кладбищенские разговоры поддерживать. Заканчиваются они всегда так:
- Эт ваша – что ль машина стоит вона?
- Моя.
- Сама что ль приехала?
- Сама.
После этого почему-то собеседник ретируется. Меня тут вообще бандиткой считают, и боятся. А как же. Крест вона какой! Машина иностранная, большая. Сама приехала.
А Вася уже никого не боится. Молодец, Вася. Зарастай дальше всем назло. Как я тебя понимаю!
muramur: (Default)
Ну вот, то что было в прошлый раз, это всё же была присказка. И Ваня, как вы понимаете, так и не получил свою горсть земли для своих псевдоготских целей. Поэтому у него нет кошек (нечего в ящик подсыпать), он не варит себе супа, не живёт в коммуналке и никогда не ставит новогоднюю ёлку. И ещё я забыла поинтересоваться у Джима, то есть у его духа, умеет ли он вообще на велике кататься. Может, его и вызывать-то не больно-то и надо было.
Но вот теперь я перейду к более серьёзному повествованию
размышления о кладбищенской эстетике и её роли в русской истории ).
Page generated Jul. 24th, 2017 08:43 am
Powered by Dreamwidth Studios